Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: почеркушки (список заголовков)
14:34 

Незлой великан

Не убий персонажа. Пригодится.
Жил-был великан. Он был такой высокий, что не мог покупать продукты, потому что не проходил в дверь магазина. Великан грабил людей и крал овец. А что ему оставалось.

@темы: сказочки, почеркушки, безделушки

21:15 

Ответ богов

Не убий персонажа. Пригодится.
Один мудрец взошел на гору, чтобы задать богам вопрос. Он был у них на хорошем счету и обычно получал ответы. Отчасти поэтому люди в деревне считали его мудрецом.

Он сделал подношение из лепешек с медом и воскурил травы у жертвенника. Сделав так, мудрец нахмурил брови и спросил:

"Почему черное - черное, а белое - белое?"

"Там внизу мудрец,"- передал маленький бог-вестник, не отрывая глаз от отверстия в облаках, через которое глядел он на дела земные. "Ваш любимый, из деревни."

Остальные боги, чьей задачей было сидеть в кругу и решать важные вопросы, которые втайне тоже хотели бы ничего не делать, только смотреть на людей внизу, переглянулись.

"Сделаем перерыв?"- предложил один из них, и, не найдя ни поддержки, ни возражения у соответствующих двух богинь, обернулся к вестнику. "Чего он хочет?"

"Спрашивает, почему черное - черное, а белое - белое,"- услужливо повторил тот.

"Хорошо, что он не спросил про ультрамарин,"- хмыкнул бог морей и океана. Он был немного зациклен на своей работе, поэтому шутку оценили не все. Прозвучала пара смущенных смешков.

"Надо что-то ответить,"- рассудил главный бог, которым в этот день был бог дождя. Он красноречиво оглядел братьев, сестер, жену и детей.

"Вопрос сам по себе некорректен,"- сказала богиня радуги.

"И все же,"- настоял главный бог.

"А кто этим занимался? В начале,"- уточнил бог морей и океана.

"О-ой, так это когда было,"- протянуло сразу несколько голосов.

"И все же...,"- вздохнул главный бог.

Никто не признавался.

"Почему черное - черное, а белое... белое...,"- медленно повторил бог-покровитель искусств, убрав руку ото рта. "Почему черное белое, а белое...черное…"

"Я бы попросил не запутывать,"- почти обиженно прицокнул бог морей и океана. Все погрузились в раздумья.

"Он еще не ушел?"- поинтересовался главный бог через некоторое время.

Бог-вестник покрутил головой.

"Сидит."

"Ну, а ты что думаешь?" Все обернулись к богу здравого смысла.

"Боюсь, это не ко мне,"- возразил он. "Вот если бы вопрос стоял о том, в какой цвет лучше дом покрасить, это пожалуйста. Но почему - на кой ляд ему это вообще? Возникает встречный вопрос. У меня."

"Мы ведь боги, верно? Мы же не обязаны все секреты творения раскрывать?"- вдруг очнулся какой-то из нужных, но постоянно забываемых богов.

"Так,"- согласились все.

Но решения предложено не было.

"Давайте, что ли, у Судеб спросим,"- было предложено вместо этого. Боги поделили принесенные мудрецом дары и позвали Судеб на чай.

"Ответа в предвидимом будущем нет,"- в унисон сказали Судьбы,-"но можем заверить, что его следующий вопрос будет интереснее."

Не зная, хорошо это или плохо, боги поблагодарили Судеб и вскоре с участием бога горя придумали ответ.

Маленький бог-вестник прокашлялся и грозным голосом, подражая отцу, возвестил в отверстие в облаках:

"Белое есть истинное и благое, а что черное, было испорчено в начале времен из-за непослушания смертных воле богов. Служи же покорно богам и избегай зла."

"Вышло не так плохо,"- попытался подбодрить всех бог морей и океана. Пока они думали, у богов накопились вопросы от других мудрецов, поэтому все поспешили вернуться к работе.

Внизу, на горе, мудрец поднялся с колен.

"Что ж,"- сказал он в бороду, подняв с пола храма посох. Он засунул руку в карман и вытащил большой лист с нацарапанными на нем буквами. Сравнив собственный вариант с ответом богов, удовлетворенный своим мастерством и мудростью, мудрец, посвистывая, начал спускаться с горы.

февраль 2014

@темы: безделушки, почеркушки

02:09 

The Talk They Had, рассказ

Не убий персонажа. Пригодится.
Вот он. Барабанная дробь. Как же я устала!


@темы: почеркушки

01:39 

самиздат закрыли ._.

Не убий персонажа. Пригодится.
Где ж я теперь возьму свою самую старинскую писанину, те кусочки, за которые мне стыдно, но которые мне как родные.

@темы: почеркушки

16:08 

Еще стишки

Не убий персонажа. Пригодится.
В честь печали, положу сюда большой *** в виде моего самого унылого стиха:

Blade Runner Loses Momentum, A Rhapsody

with a
mechanical smile


Old stranger face sewn fast from air
Tar smoke and lampposts in infinite rows of rust
The sky strains between penthouses sagging
pregnant with autistic rain
Tug one of its edges it will flood the street

Teenagers
At the reception desks skinny covered with spotted leather
HQ 3D LED eyes and glossy lips
ready to open for their dying ads
Men and women
Plastic raincoats with umbrellas, all same
no one speaks

The stench of burning, ozone, mould, urine
A pale boy in a dirty turtleneck
coughs up razors
He kneels, jittering fingers grappling at asphalt

Passers-by watch unflinching barcode faces
Not a single dyed eyebrow elevates itself
skin sucked inside the cheek
Hands slyly put against flies; monsters, monsters, monsters

A scornful wail of footsteps of a thousand howlers
Slides down the greasy glass of yellow plants
producing human feeling
They weep for every world. Their voices pound
Ruthlessly into your head:

Who wouldn’t go to Mars
Where clearer rivers flow
With rainbow cocktail bars
We’ll visit after show


that’s 9.99, pal

@темы: почеркушки

15:57 

Вилланеллы и сестины

Не убий персонажа. Пригодится.
У нас есть группа в фейсбуке, куда некоторые энтузиасты с курса предлагают выкладывать свое творчество перед занятием, чтобы успеть до занятия придумать фидбэк. Это разумная идея, но мне неприятно почему-то даже думать о том, чтобы это сделать. Фейсбук, бело-синяя технодрянь. Так что выложу в свой уютенный дневничок)))) Для справки - вилланелла и сестина - это поэтические формы примерно эпохи Возрождения, я думаю, может раньше, очень строгие. Вилланелла предполагает повторение рифмующихся первой и третьей строки в течение всего стихотворения в определенном порядке, сестина - 6 6-тистрочных и 1 3-хстрочную строфу, в которых каждая строка, опять же в строго определенном порядке, заканчивается одним из 6 заранее подобранных слов. Но хватит непонятных плохих объяснений, вот мои жалкие попытки написать вилланеллу и сестину. P.S. Вообще-то вилланелла получилась имхо ничего так, но сестина так себе.

Four Hooded Figures Progress to Embrace the Aleph

Ravaged plains of clouds us guided
Through the dark.
All is now vague, obtuse, all is decided

We saw how torchlight died, how it subsided
We saw weak yellow body of a lark
Ravaged plains of clouds us guided

The gorgon statues us of us reminded
Eyes shut, they wept for our journey stark
All is now vague, obtuse, all is decided

Our spirits calmed, we to our fates abided
Love came, tame as in poems of Petrarch
Ravaged plains of clouds us guided

Blind-folded mingled with far-sighted
And yet could not foresee the journey’s mark
All is now vague, obtuse, all is decided

No one but us our constancy derided
Abandon of the ruins of the ark
Ravaged plains of clouds us guided
Into the vague, obtuse, where all’s decided 

Six Little Deaths
and a Suicide


one turning of a key
opens to them the world
there, they safely practise art
in every of its aspects; falls fear
á huis clos, falls silence. every sigh
was swallowed noisily by the dark

sweat-wetted collar in the dark
dammit, where is the fucking key
one second
, - an unimpressed sigh
as recompense, he offers the world
with no tristesse, no remorse, no fear;
a sigh becomes a cry, as he performs his art.

among the relics of fine art
unembarrassed, thieves in the dark
aided and abetted by excitement, fear
unstopped by distant jingling of the key
blood rushes, faster, higher than the world
the sirens shriek, broken by a relieved sigh.

together resting after all, they turn away and sigh.
it is a skill, she says, would not call it an art
anything, love, he agrees, in the world
closing their eyes, they let the dark
conceal, awhile, the newfound key
to passion that dissembles fear

it happened in the years of fear
to let out, accidentally, a filthy sigh
withheld and safely hid were the keys
but opened by a song so sweet, thou art
my only light, my guardian angel in this dark

the song that made it small and tight, the world.

too young, too young, cries moral world
scared, but fearlessly exploring every fear
craving to see all, in no need to wait for dark
every little discovery brings out a curious sigh.
while young, while ignorant of being works of art
unknowing that they are to art and life revealing keys

in the soothing dark, at last! a sated sigh.
a return to the world brings shame and fear
loneliness is an art, imagination is the key

@темы: почеркушки, стишки

00:01 

Вместо того, чтобы читать про викторианскую эпоху

Не убий персонажа. Пригодится.
15:38 

Une Rencontre Dans Un Boulevard, Été

Не убий персонажа. Пригодится.
Une Rencontre Dans Un Boulevard, Été

Not a miser,
But miserable.
Sandals pulled
Over sorry socks.
Humbly scrapes pink
Gravel. An ice-cream cone
Of a man. What quivers more,
His hands, or his flabby cheeks?
‘Excuse me, do you mind’, he bleats.
And leaves a white thing with pages, poems
On the bench beside; wipe cream off my fingers –
Here I go. And there he goes, round the playground,
By someone’s pictures of the Urals, New York and Siberia,
PRINTED IN A2, with a story in tiny letters to each; but not too far.
By stalls of talentless but desperate, with badly-painted natures mortes,
Peaches the size of a melon, for sale, expensive; not much further than that.
By bronze horse heads ever struggling in a current, ever near ready to give in,
While Sholokhov does not even have to look ahead; still to feel me with his back.
Leaves one white thing with all of us, and walks back to this place, to the start.
Under rows and rows of tall trees that might be maples, that could be limes,
Even though it is not Berlin (it could have been); repeating all once again.
By shiny red bikes from the Bank of Moscow, a major improvement
To the city, claims the perpetual mayor; the same in reverse order.
By punks, hipsters, Tajikistani, a promising young man, about 23
Playing the guitar, all listen but no coins; withdrawing slowly.
By summer cafés, benches, cardboard tea and coffee cups
Eons before you can take a sip; away from Gogol’s back.
A girl, in yellow dress, scared off a newspaper kiosk
By a bum, forgets about change; close to me now.
Unconvincing rhymes on wars, archangels,
‘It is not costly, for a book’, he stutters.
I wonder if I am too young, or if I am
Too ignorant to open it? The man
Fades, I think. Into the grass.
Turns into a dandelion,
A feeble fluffy thing.
A thing he was
Meant to be.

j.sardi
october 2013

@темы: почеркушки

13:56 

Writers on Comic Scriptwriting, 2.0

Не убий персонажа. Пригодится.
Мне наконец дошла вторая часть, я успела прочитать четверть, но там был Майк Кэри, и я не могу о нем молчать.

Раньше мне казалось, что Кэри входит в звездный британский круг Мура, Геймана, Эллиса и Энниса, однако же нет. Он тоже на них 'вырос', а в университете когда-то в шутку признался, что хотел бы написать сиквел к Сендмену. Мечты сбываются не только у акционеров Газпрома! Да, долгое время он пытался писать романы, но пришло время и вот у нас есть 70+ выпусков Люцифера.

Недавно мы с Най в скайпе обсуждали Геймана (немножко). В последнее время у меня к нему развилось двойственное отношение. С одной стороны, я бесконечно люблю и уважаю его литературу. С другой, его ровный стиль позволяет создавать загадочную красоту, но она остается вещью в себе и не позволяет с ней идентифицироваться. Это мое субъективное мнение, которое не помешало мне почти сразу после разговора купить билет на вечер с Нилом о его новой детской книжке Fortunately, The Milk. В своем интервью в Writers on Comics Scriptwriting, Volume 2 Кэри называет Сендмена поэтичным. Так и есть. Гейман прекрасен и поэтичен, его - литература на фоне звездного неба с движущимися созвездиями и музыкой сфер.

Но после Сендмена я прочитала Люцифера, и он заставил меня хотеть других комиксов. Книги Кэри тоже фентези, но они реальнее, их можно потрогать. Там не меньше диалога, потому что Майк любит его больше всего в комиксах,но больше экшна. Вряд ли разница появляется из-за последнего, но его книги мне ближе.

Майк советует то же, что и остальные авторы - хочешь быть сценаристом, пиши каждый день, делай свою чертову работу. Неважно, будет ли это дневник с соплями нежных оттенков или что-то серьезное, пиши. Но, в отличие от остальных, он дает еще один более прагматичный совет - сделай из написанного конфетку, прежде чем подавать. Может, в этом разница; Нил работает в своем внутреннем космосе, а Майк а Земле за рабочим столом в своем новом кабинете.



А еще время прочитать Хеллблейзера и Трансметрополитан.

@темы: почеркушки

09:54 

Тизер к кроссоверу

Не убий персонажа. Пригодится.
Каждый раз обещаю себе не говорить "оп!" пока не перепрыгну, но не могу удержаться. Так что вот. Кроссовер будет с кривулинками insofar мне не надоест их рисовать.


@темы: каляки, почеркушки

don't mind the gap please

главная